Закрыть ... [X]

Фото дома агафьи лыковой

Содержание

— Агафья Лыкова: последние новости
— Феномен Агафьи Лыковой
— Семья Лыковых. Таёжный тупик?
— Жизненный путь Лыковых
— Карп Лыков и семья
— Агафья Лыкова и старообрядческая церковь
— Путь исканий Агафьи Лыковой
— Агафья Лыкова и РПсЦ
— Фотографии Агафьи Лыковой
— Послесловие
 

 

 

Агафья Лыкова, перечень новостей на сайте «Русская вера» (последние новости вверху):

 

Старообрядчество с самого момента трагического раскола Русской Церкви являло ярчайшие образы подвижничества, исповедничества и Веры. В середине XVII века самым ярким образом стояния в вере явился подвиг братии святого Соловецкого монастыря, отказавшейся принять церковные реформы патриарха Никона и пострадавшей за это от царских войск.

Находившаяся в осаде долгие годы Соловецкая обитель стала символом иноческого и народного сопротивления «новолюбным затейкам» патриарха и царя Алексея Михайловича. После разорения обители выжившие старцы монастыря растеклись по всей православной Руси, неся весть о необоримых его исповедниках, заповедавших держаться Старой Веры.

Милорадович Сергей Дмитриевич. «Черный собор. Восстание Соловецкого монастыря против новопечатных книг в 1666 году»

По мере создания и распространения произведений старообрядческой литературы всё большее значение приобретают апологеты старообрядчества и их сочинения, защищающие древлецерковые обычаи и предания. В начале XVIII века знаковым символом старообрядчества становится имя протопопа Аввакума и его сочинения — «Житие», послания христианам, письма царю и другие сочинения, переписанные в десятках тысяч экземпляров.

Уже позже, когда во времена императрицы Екатерины Второй путы государственного насилия несколько ослабли, на Руси появляются новые образы и символы Старой Веры. Одно лишь упоминание Рогожского, Преображенского, Громовского кладбищ, Иргизских монастырей и Керженских скитов вызывали в русском сердце отзвук милой старины, древлецерковного предания и истинной веры.

Когда в 30-е годы XIX века гонения на старообрядчество возобновились, идеологи гонений хотели уничтожить или поколебать символы русского древлеправославия. Были разорены Иргизские и Керженские монастыри, запечатаны алтари Рогожских храмов, закрыты страноприимные дома Преображенского кладбища и других центров старообрядчества. Спустя сто лет, уже в годы советской власти, новый режим идеологическим катком прошелся по оставшемуся культурному и духовному наследию старообрядчества. Безбожники стремились не только физически устрашить христиан, но стереть саму память, что и было фактически сделано  к 70-м — 80-м годам XX века.

Кто-то совсем забыл о вере своих предков. Другие, памятуя о своих корнях, не могли найти дороги к храмам. Третьи вообще полагали, что старообрядчество давно исчезло. Но неожиданно в 1982 году вся страна заговорила о старообрядцах. В чём же было дело?
 

Впервые о семье Лыковых поведала газета «Комсомольская правда» в 1982 году. Её специальный корреспондент, ведущий авторской рубрики «Окно в природу» Василий Михайлович Песков опубликовал серию очерков под общим названием «Таежный тупик», посвященных семье старообрядцев часовенного согласия Лыковых, проживавших у реки Еринат в горах Абаканского хребта Западного Саяна (Хакасия).

История о семье отшельников, не выходивших на контакт с цивилизацией более 40 лет, вызвала сильнейший резонанс в советское прессе.

Читателям всё было интересно — и местная природа, кормившая «таежных робинзонов», и сама по себе история семьи Лыковых, и способы выживания, выработанные за годы уединённого проживания в тайге, и, конечно, бытовые, культурные и религиозные традиции, служившие опорой таинственным отшельникам.

Сам Песков впоследствии говорил, что сама публикация материалов о Лыковых далась ему непросто. Он долго не мог подступить к теме, сложно было рассказать в молодежной газете об отшельниках-староверах, не впадая в «антирелигиозные разоблачения». Тогда Песков решил, показав драму людей, восхититься их жизнестойкостью, вызвать чувство сострадания и милосердия.

И действительно, в книге главным образом было рассказано о судьбе семьи, характерах её членов и особенностях быта. Религиозным убеждениям Лыковых уделено совсем не много места.  Журналист не скрывал факт своих атеистических воззрений и с предубеждением относился к любой религии. По мнению писателя, именно религия завела семью Лыковых в «таёжный тупик». В его публикациях легко было заметить иронические интонации по поводу «темноты», «обрядоверия» и «фанатизма» Лыковых.

Несмотря на то, что Песков четыре года подряд приезжал на лесную заимку и провел многие дни и часы в гостях у Лыковых, он так и не смог правильно идентифицировать их религиозную принадлежность. В своих очерках он ошибочно указал, что Лыковы принадлежат к странническому толку, хотя на самом деле они относились к часовенному согласию (толками и согласиями назывались группы старообрядческих общин, объединенных схожим вероучением — прим. редакции).

Тем не менее очерки Пескова, впоследствии ставшие книгой, открыли миру историю жизни семьи старообрядцев Лыковых. Публикации Пескова не только помогли узнать обществу о жизни одной старообрядческой семьи, но и разбудили интерес в целом к старообрядческой теме. После книги Пескова Академия Наук и другие исследовательские институты организовали ряд экспедиций в Сибирь и на Алтай. Итогом их стали многочисленные научные и публицистические работы, посвященные истории и культуре старообрядчества восточной части России.

Семья Лыковых

О заимке Лыковых и других сибирских скитах, которые, как позже выяснилось, еще сохраняются в достаточном количестве в лесах Урала, Сибири и Алтая, был снят ряд фильмов, которые помогли создать положительный образ старообрядцев в СМИ. Безусловно, семья Лыковых и особенно Агафья Лыкова сегодня являются важным информационным феноменом. Феноменом, который сыграл и продолжает играть важнейшую роль в российском информационном пространстве.

Журналисты и съемочные группы продолжают посещать некогда тайное убежище Лыковых, а кадры, снятые там, распространяются на множестве телевизионных каналов. Поисковые системы рунета устойчиво показывают высокий интерес к личности Агафьи Лыковой, а количество запросов на её имя превышает рейтинги любого старообрядческого деятеля современности.
 

Семья Лыковых, как и многие тысячи других семей старообрядцев  переселялись на отдаленные территории страны главным образом по причине небывало длительных гонений со стороны государства и официальной церкви. Эти гонения, начавшиеся со второй половины XVII века, продолжались вплоть до начала 90-х годов века двадцатого.

Христиане, отказавшиеся принять церковные реформы патриарха Никона и культурные реформы Петра Первого, оказались в ситуации крайней религиозной нетерпимости. Они подвергались жесточайшим казням, поражению в гражданских правах, фискальному гнёту. За внешнее проявление веры, так называемое «оказательство раскола», их ссылали и бросали в тюрьмы. Гонения то затихали, то возобновлялись с новой силой, но никогда полностью не прекращались.

Сотни тысяч старообрядцев бежали за пределы российского государства. Сегодня их потомки составляют русские общины на всех континентах мира. Другие пытались спастись во внутренней эмиграции — селились в малодоступных и отдаленных местах Урала, Сибири и Алтая. К таковым относится и семья Лыковых.

Их предки бежали из центральной России вскоре после церковного раскола, чтобы найти убежище на пустынных землях Урала и Сибири. По словам самой Агафьи, её бабка Раиса была насельницей одного из старообрядческих монастырей Урала, расположенного в селение Ялуторское, и, по преданию, основанном на месте «мученном». Агафья Лыкова помнит старинное семейное предание о страшной трагедии, случившейся там в XVIII веке. Правительственный отряд схватил старообрядческих священников, пытающихся скрыться в этих местах. Не добившись отречения от веры, их казнили страшной казнью: поместили их в бочку с гвоздями и спустили с горы. И в том месте, где остановилась бочка, впоследствии стал бить ключ.
 

Предки главы семейства Лыковых жили в селе Тиши, неподалеку от города Абакан (Хакасия). Когда после революции 1917 года в окрестностях деревни стали появляться отряды ЧОН (части особого назначения, занимающиеся террором против «враждебных» элементов), Карп Осипович Лыков и его братья решили переселиться в более уединенное место.

В начале 30-х годов Карп Осипович привез с Алтая себе невесту, Акулину Карповну. Через некоторое время у них родились дети. Вскоре случилась трагедия — на глазах у Карпа Лыкова сотрудниками спецслужб был застрелен его брат Евдоким.

После этой истории семья Лыковых стала уходить всё глубже в тайгу. В конце 30-х в К.О. Лыков, забрав жену и детей, ушел из общины. Несколько лет их никто не тревожил. Однако осенью 1945 году на убежище старообрядцев наткнулся вооруженный отряд милиции, занимающийся поиском беглых уголовников и дезертиров.

Хотя сотрудники правоохранительных органов не заподозрили Лыковых в каких-то преступлениях, однако же было решено немедленно перебраться в другое, еще более тайное место. Карп Лыков решил уйти туда, где можно было бы жить в полной изоляции от государства  и цивилизации. В дальних урочищах реки Еринат и была основана последняя, самая удаленная колония семьи Лыковых. Здесь в самой полной мере и проявились их навыки жить в самых экстремальных условиях.
Ученые, впоследствии исследовавшие быт Лыковых, выяснили, что сельскохозяйственные технологии,  которые они применяли на своем участке, были передовыми, учитывая ограниченные для уединенного натурального хозяйства возможности. Культуры были высажены на склоне, имевшем кривизну порядка 45 градусов. Разделение на грядки было сделано с учетом особенностей  вегетации. Семена картофеля, а он был главной пищевой культурой Лыковых, особым способом сушились и подогревались. Затем проверялась их всхожесть.

Интересно, что пример Лыковых, употреблявших картофель, опровергает мифы о некоторых пищевых запретах. Зерновые культуры Лыковы смогли воспроизвести из одного единственного кончика ячменного колоса. Благодаря тщательному уходу за этими колосками ячменя они через четыре года смогли сварить первую тарелку каши. Интересно, что никаких заболеваний или вредителей на растениях огорода Лыковых не было.

На момент открытия учеными заимки Лыковых семья состояла из шести человек: Карп Осипович (род. ок. 1899), Акулина Карповна, дети: Савин (род. ок. 1926), Наталия (род. ок. 1936), Димитрий (род. ок. 1940) и Агафья (род. 1944).

Первой в семье скончалась супруга Карпа Осиповича — Акулина Карповна. Её кончина была связана с неурожаем и голодом, поразившим эти края в 1961 году. Тем не менее кончина супруги и матери не поколебала хозяйство скита. Лыковы по-прежнему обеспечивали себя всем необходимым.

Кроме собственно хозяйственных дел, они тщательно следили за календарем и вели непростой график домашних Богослужений. Савин Карпович Лыков, который был ответственным за церковный календарь, точнейшим образом рассчитывал календарь и Пасхалию (судя по всему, по системе вруцелето, то есть с использованием пальцев руки). Благодаря этому Лыковы не только не потеряли счет времени, но и следовали всем указаниям церковного устава относительно праздников и дней поста. Молитвенное правило исполнялось неукоснительно по старопечатным книгам, имевшимся в семье.

Контакт с цивилизацией произошел у Лыковых в 1978 году, а спустя три года семья стала вымирать. В октябре 1981 г. умер Димитрий Карпович, в декабре — Савин Карпович, через 10 дней сестра Агафьи — Наталия. Через 7 лет, 16 февраля 1988 г., преставился глава семьи Карп Осипович. В живых осталась одна Агафья Карповна.

Ученые склоняются к тому, что причиной смерти Лыковых могли стать болезнетворные микроорганизмы, занесенные городскими жителями, посещавшими их пристанище. Высказывалось также мнение, что причиной смертей стало «замирщение», т. е. контакт с мирскими людьми.
 

После кончины в 1988 году отца, Агафья Лыкова стала последней насельницей таёжной заимки.

С этого момента тема экзотических «таежных робинзонов», раскрученная Василем Песковым, мало-помалу начинает уступать вопросам исторического и религиозного характера. Свобода совести, негласно объявленная в СССР после празднования 1000-летия Руси, позволяет, наконец, рассказывать о духовной жизни нашего народа.

В 1990 году у Агафьи Лыковой побывали посланники старообрядческого митрополита Московского и всея Руси Алимпия (Гусева). В этой экспедиции приняли участие писатель Лев Черепанов, фотограф Николай Пролецкий и нижегородский старообрядец Александр Лебедев. Гости передали Агафье послание митрополита Алимпия, свечи «ярового воска», духовную литературу и лестовки.

Впоследствии в статьях Л. Черепанова, очерке А. Лебедева «Таёжный просвет», изданном в старообрядческом журнале «Церковь», наконец, появляется ценная информация о духовной жизни Лыковых и конкретно Агафьи Лыковой. Читатели наконец узнали не только о домотканых портах Лыковых, но о тех краеугольных вероисповедальных причинах, которые заставили их, как и многих других старообрядцев, бежать от притеснений государства и соблазнов мира сего.

Выяснилось, что Агафья, наследуя веру своих родителей, принадлежала к согласию так называемых «часовенных». Эти старообрядцы принимали священство «бегствующее» от господствующей, синодальной церкви. Священники, приходящие к часовенным, получали «исправу», начинали служить и совершать церковные таинства во всем согласии с дораскольной церковной традицией. Такое положение сохранялось вплоть до начала XIX века.

Однако во время гонений, воздвигнутых Николаем I, священников стало становится всё меньше. Многие из них были схвачены полицией и скончались в застенках. Другие умерли от естественных причин. Вместе с кончиной последних священников, чьё крещение и апостольская преемственность для часовенных старообрядцев была бесспорной, они стали привыкать совершать службу уже без священников, постепенно становясь безпоповцами.

Многие часовенные хранили так называемые Запасные Дары, т.е. хлеб и вино, освященные священником во время Литургии. Такие Запасные дары обычно прятали в разных тайниках, встроенные в книги или иконы. Поскольку количество святыни было ограничено, а сами Дары после исчезновения у часовенных священников никак не пополнялись, то и причащались эти старообрядцы чрезвычайно редко — один или два раза в жизни, как правило, перед кончиной.

Запасные Дары хранились и у Лыковых. По словам самой Агафьи, эти дары были у них от её бабки Раисы, которая проживала в том самом селе Ялуторское на Урале. Однако Агафья выяснила, что бабка принадлежала не часовенному, а белокриницкому согласию старообрядцев (признававшему новых старообрядческих священников, поставленных от греческого митрополита Амвросия (Поповича) — прим. редакции). От неё же Агафии досталась и Богоявленская вода, которая по обычаю часовенных может умножаться через разбавление в новой воде в навечерие праздника Богоявления.
 

Оставшись одна, Агафья Лыкова стала задумываться о дальнейшей своей жизни. С замужеством у неё не получилось. Стала Агафья размышлять об иночестве. В 1990 году она переехала в старообрядческий женский монастырь, расположенный в районе Чедуралыга, под начало игуменьи Максимиллы.

Само по себе иноческое правило нисколько не тяготило Агафью. Когда остальные члены семьи Лыковых были еще живы, Агафья исполняла домашнюю молитву, вставая в 6 утра. Впоследствии она освоила ежедневное чтение скитского чина «дванадесят псалмов», а также каноны за упокой души. («Дванадесят псалмов» — чин молитвы, который включает в себя 12 избранных псалмов и особые молитвы. Он появился в IX веке и впоследствии распространился в монастырях Востока, включая русские, куда был принесен печерским архимандритом Досифеем в XII веке — прим. редакции).

Впрочем, пробыла Агафья в часовенном монастыре совсем недолго. Сказались существенные разногласия религиозных взглядов с инокинями часовенного согласия. Тем не менее за время пребывания в монастыре Агафья прошла чин «накрытия». Так у часовенных называется пострижение в иноки. Впоследствии у Агафьи были и свои послушницы, например, москвичка Надежда Усик, которая провела в скиту Лыковых 5 лет.

Надежда УсикНадежда Усик воочию наблюдала строгую аскетичную жизнь Агафьи Лыковой, её духовные подвиги, включая частую, временами дерзновенную молитву. Были случаи, когда во время летних огородных или полевых работ на заимку надвигались черные грозовые тучи. Послушница предлагала Агафье остановить работу и укрыться от грозящей непогоды. На это Агафья отвечала: «Иди коси, я что, зря молюсь что ли?». И действительно, туча отступала от скитских угодий.

Один раз женщины собрались надолго в тайгу собирать шишки. Вдруг неподалеку от места их стоянки послышался сильный хруст — рядом в лесу ходил медведь. Зверь ходил и вынюхивал вокруг целый день, несмотря на костёр и удары по металлической посуде. Агафья, помолившись наизусть каноны Богородице и Николе Чудотворцу, закончила их словами: «Ну, ты что, Господа не слышишь, что ли, тебе пора уходить уже». В результате опасность миновала.

Одно время на заимку Лыковых приблудился волк. Он прожил на огороде Агафьи несколько месяцев и даже подкармливался картошкой и всем остальным, что давала ему отшельница. У Агафьи нет привычного городским жителями страха перед тайгой, лесными зверями и одиночеством. Если её спросить, не страшно ли жить в такой глухомани одной, она отвечает:

«Я не одна, — и икону Богородицы из-за пазухи достает. — У меня Троеручица-помощница».

В 2000 годы Агафье Лыковой кто-то подарил книги старообрядческого епископа Арсения Уральского (Швецова), посвященные апологии старообрядческой Церкви и старообрядческой иерархии. Она тщательно прочитала их, по свидетельству очевидцев, делая пометки и подчеркивания.

Агафья продолжает в эти годы переписку с Московской Митрополией Русской Православной старообрядческой Церкви. В одном из писем к предстоятелю Церкви митрополиту Корнилию (Титову) она пишет, что её предки признавали церковную иерархию и молились со священниками, которые впоследствии были замучены во времена гонений на старообрядчество «лютыми муками».

Она также изучила жизнь и подвиги старообрядческого митрополита Амвросия Белокриницкого и совершенно точно уверилась в истинности и православности основанной им белокриницкой иерархии. В настоящее время она просит довершить её крещение, исповедать и приобщить Святых Христовых Тайн.
 

В ноябре 2011 года по благословению митрополита Корнилия к Агафье Лыковой прибыл настоятель старообрядческого храма г. Оренбурга о. Владимир Гошкодеря. Несмотря на то, что у Лыковой в гостях было немало духовных лиц, в том числе и новообрядцы, старообрядческий священник посетил этот место впервые. В течение нескольких дней пребывания у Агафьи о. Владимир совершил таинство исповеди, довершил крещение по чину принятия от безпоповцев и причастил её Святых Христовых Таин.

В апреле 2014 года Агафью Лыкову посетил предстоятель РПСЦ старообрядческий митрополит Корнилий (Титов). 8 апреля 2014 г. владыка прибыл в город Горно-Алтайск, где посетил местную старообрядческую общину при храме Смоленской иконы Богородицы. 9 апреля на вертолете вместе с духовным отцом Агафии Лыковой иереем Владимир Гошкодеря и священноиноком Евагрием (Подмазовым) митрополит прибыл на берег реки Еринат, где и располагалось пристанище семьи Лыковых.
 

Беседа

Трапеза для гостей

Интересно, что сопровождавший митрополита священноинок Евагрий сам являлся уроженцем этих мест и около 10 лет назад присоединился от часовенного согласия к Русской Православной старообрядческой Церкви. Владыка вручил Агафье медную икону свт. Николы чудотворца, отлитую по старинным образцам, факсимильные издания любимых в старообрядчестве книг «Григорьево видение» и «Страсти Христовы», а также немало одежды и прочих необходимых вещей.

Дожидаясь гостей, хозяйка лесного пристанища расстелила на полу дома цветные половики, напекла хлеб в русской печи, сварила компот из таежных ягод. Уже прощаясь, у вертолёта, Агафья вручила митрополиту веточку вербы и пригласила посетить заимку Лыковых в следующем году.

Узнав о присоединении Агафьи Лыковой к РПсЦ, безпоповские наставники пытались отговорить её и всячески стращали. На Еринат приехал даже известный часовенный наставник Зайцев, который убеждал её в ошибочности сделанного шага: «Ты зачем воцерковилась?! Ты вообще, что сделала? Ты кого у себя приняла?» В таком же тоне писала настоятельница монастыря Максимилла: «Ты зачем вообще там кого-то приняла, все, крышка, уезжай оттуда, приезжай к нам».

Тем не менее Агафья не только не поддалась на эти уговоры, но еще больше укрепилась в своей правоте. Таковы Лыковы — единожды приняв решение в зад ногами не идут. Рассказывая о спорах с беспоповцами, Агафья говорит:

«Если бы священство прекратилось, прервалось, то давно бы и век прекратился. Гром грянул бы, и нас не было бы на этом свете. Священство будет до самого последнего Второго Христова пришествия».

 

Итак, Агафья Лыкова сегодня является самой популярной персоной медийного старообрядческого мира. Она хорошо известна и за пределами самого старообрядчества. Удивительно, но никто из современных старообрядческих иерархов, начетчиков, богословов и публицистов не смог оказать столь сильного влияния на информационное пространство, как одинокая отшельница с берегов Абакана.

Образ Лыковой уже неразрывно связан и самим старообрядчеством. Можно сказать, что Лыкова в глазах наших соотечественников поневоле стала одним из символов старообрядческой ойкумены, а её яркие, характерные черты связывают в целом со всем старообрядчеством. С одной стороны — это бесконечная твердость духа, поразительная выносливость, терпение, умение выживать в самых сложных, самых экстремальных условиях. Тут и безусловное стояние за Веру, готовность пострадать за свои убеждения. Мы видим в этом облике пытливость ума, находчивость, живой интерес к судьбам мироздания, умение ладить с природой и традиционное русское гостеприимство.

С другой стороны — есть люди, которые упрекают, что определенные черты жизни Агафьи Лыковой немного подмочили имидж старообрядчества в глазах современников. Это изоляционизм, диковатость, духовный консерватизм, следование устаревшим, примитивным бытовым технологиям и обычаям. «Живем в лясу, молимся колясу», — так иногда отзываются о старообрядцах, указывая на Лыкову, некоторые столичные авторы.

Им возражают: история знает не только бегствующее и кроющееся старообрядчество, но и наступающее просвещенное, пассионарное. Это старообрядчество промышленников и меценатов, писателей и благотворителей, собирателей и первооткрывателей. Бесспорно, всё этот так!

Но чтобы доказать это, мало ссылаться на пример предков, живших теперь уже во все более далеких XIX–XX веках. Старообрядчество должно уже сегодня, сейчас генерировать новые идеи, подавать пример живой веры и живого участия в жизни страны. Что же касается уникального опыта Агафьи Лыковой и других старообрядцев, скрывающихся от соблазнов мира сего в лесах и расселинах земных, то лишним он никогда не будет.

Достижения цивилизации всегда эфемерны, а христианам как никому известно, что её история не только крайне изменчива, но и конечна.


Источник: http://ruvera.ru/people/agafya_lykova_fenomen


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Умер единственный сосед сибирской отшельницы Агафьи Журналы по дизайну интерьеров квартир

Фото дома агафьи лыковой

Таежный тупик. Как живет сегодня Агафья Лыкова Люди

Фото дома агафьи лыковой

Агафья Лыкова: новости, фото, видео - Русская вера

Фото дома агафьи лыковой

В гостях у Агафьи Лыковой НОВОСТОТОГРАФИЯХ

Фото дома агафьи лыковой

В гостях у Агафьи Лыковой - Денис Мукимов

Фото дома агафьи лыковой

Лыковы (отшельники) Википедия

Фото дома агафьи лыковой

100 лучших идей для интерьера коттеджей на фото Загородные

Фото дома агафьи лыковой

200 фото дизайна коттеджей и интерьера частных домов в

Фото дома агафьи лыковой

Cached

Фото дома агафьи лыковой

M

Фото дома агафьи лыковой

Анкета для клиентов Зелёное Лето

Фото дома агафьи лыковой

Арт Дизайн

Фото дома агафьи лыковой

Бордовый цвет в интерьере модный вариант оформления

Фото дома агафьи лыковой

Веб-дизайн - CASTCOM

Фото дома агафьи лыковой

Голландские тюльпаны: фантастическая красота (30 фото)

Фото дома агафьи лыковой

ДЕТАЛИ НОВОСТИ



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ